Она молодая, красивая и амбициозная. Ей доверяют сложные проекты и называют новым веянием на израильском рынке пиара и коммуникаций. Кажется, она способна совмещать несовместимое: семью, свой уверенно растущий бизнес, один из самых заметных сайтов в стране и невероятную женственность и теплоту. 

Елена Кавакбаландов-Гольдман – в откровенной беседе о работе и жизни, семье и карьере.

- Расскажи о проектах, которые ты сейчас ведешь.

- Во-первых, это “Кармен-Сюита” – знаменитый балет Мариинского театра, посвященный памяти Майи Михайловны Плисецкой. Балет состоится в Израиле в ноябре этого года, это очень красивый проект, который сейчас идет по всему миру. Его безусловно стоит посмотреть.

- Неужели “Кармен-сюита” в исполнении кого бы то ни было, кроме Плисецкой, имеет шанс на существование?

- Конечно, Кармен ассоциируется с этой великой балериной, и трудно с ней конкурировать, но здесь иная цель. Этот вечер памяти, посвященный ей, станет прекрасным подарком ее поклонникам, всем, кто помнит и любит Майю Михайловну.

- Тогда давай о других проектах продолжим говорить.

- Кроме того, прямо сейчас в Израиле проходят концерты Марка Тишмана. Он не был в Израиле пять лет, и в этот раз он привез с собой красочное шоу, большую группу. Особый сюрприз новой программы – блок пародий. Марк – практически профессиональный пародист, он принимал участие в различных пародийных проектах и делает это очень успешно. Словом, всех, кто будет на концертах, будет ждать очень приятная программа и, простите за использование клише, заряд прекрасного настроения.

- Чем еще до конца года порадуете?

- В декабре состоятся показы известнейшего мюзикла Российского театра мюзиклов “Вечера на хуторе близ Диканьки” на музыку Константина Меладзе. Это будет очень большая и качественная постановка. Ребята в Израиль везут 35 актеров, все декорации. Это будет определенно что-то ошеломительное. А буквально несколько дней назад в Тель-Авиве прошел единственный концерт Дениса Мажукова, признанного короля рок-н-ролла. Честно: мы сами не ожидали такого успеха. Билеты на его концерт раскупили задолго до самого концерта. Был полный sold out, и на самом концерте было ясно, почему – Денис такое творил на сцене… Это было восхитительное шоу! Не зря Джерри Ли Льюис, бог и отец рок-н-ролла, назвал его своим единственным наследником.

- До конца года осталось несколько недель, а у тебя – 3 крупных проекта и один только-только завершился. Столько энергии и трудоспособности, что самое время спросить об агентстве… Как известный журналист и владелец одного из самых интересных ресурсов в стране пришел к созданию собственного PR-агентства?

- К PR-агентству я пришла тоже через свой сайт. За годы существования Glamur.co.il мы, конечно, так или иначе соприкасались с пиаром, выполняли какие-то проекты: показы свадебных и вечерних платьев, фестиваль вин, были и есть рэп-проекты, и мы, кажется, единственные, кто поддерживает такого рода проекты в нашей стране. Comedy-club Israel был с самого начала “нашим”, еще когда это был просто стенд-ап… Словом, мы все время занимались пиаром, но это не являлось нашей непосредственной деятельностью. Скорее, просто информационно-дружеской поддержкой наших друзей. Было так: если мы – я и мой партнер Лев Вайнберг – верили в какой-то проект, мы поддерживали его от начала и до конца. Собственно, так и остается сейчас. Веры в проект и знания, что он представляет собой нечто действительно стоящее, достаточно, чтобы поддерживать его всеми силами. Если не верим в проект – просто не возьмемся за его информационную поддержку. Мне кажется, это профессионально и правильно.

- А ты предполагала, что сайт приведет тебя к созданию своей фирмы?

- Нет. То есть я интересовалась такой деятельностью, и у меня хорошо получается пиар, убеждение кого-то в чем-то, распространение информации. До определенного времени я понятия не имела, что так может получиться. Я работала в крупной стабильной компании, занимала хорошую должность и была уверена, что это единственный возможный вариант.

- А что стало спусковым крючком? Рождение дочери?

- Рождение дочери было одним из самых серьезных факторов, да. Поняла, что просто не могу больше посвящать работе столько времени и энергии, сколько посвящала раньше. Хотя сейчас я отдаю работе куда больше времени и сил, но это уже по-другому. Ведь работаю на себя и могу строить удобный личный график и для своей семьи. Занимать позицию топ-менеджера, совмещая с работой жены и мамы, было совершенно невозможно. Тогда и стало ясно, что время пришло.

Страшно было?- До сих пор страшно. Финансово все взвалилось на плечи моего мужа. Я боялась, но решила, что все равно хочу рискнуть и посмотреть, что из этого получится. Если не выйдет – ну что ж… Я хотя бы не буду всю жизнь сожалеть, что не попробовала.

- Твое агентство делает очень серьезные проекты. Скорее всего, ты не можешь делать такую работу в одиночестве. Скажи, насколько ты командный игрок? Насколько тебе комфортно управлять другими людьми?

- У меня есть небольшая команда, мы работаем в одной связке, и я не могу принять даже слово “управлять”. Мы все работаем вместе, для одной цели. Я работаю с людьми, с которыми мне комфортно работать, и поэтому мне не приходится ни на кого давить, никого увольнять и т.д. Мне повезло с командой, но моя ответственность – в десятки раз выше. Когда я работала на своего работодателя, то старалась все делать идеально. Сейчас, когда я делаю что-то для себя, понимаю, что обязана сделать любую задачу даже лучше. Ведь никто, кроме меня, этого не сделает. Я не могу позволить себе быть не в том настроении, самочувствии, желании или нежелании работать качественно и с полной отдачей. Теперь за мной не только я, понимаешь? За мной клиенты, которых не могу подвести, за мной люди, которые со мной работают.

- А в чем заключается работа пиар-агентства? Что вы делаете?

- Во-первых, мы рассматриваем проект, который продюсер или промоутер хочет пиарить. Иногда продюсер советуется, стоит ли везти в Израиль тот или иной проект, окупит ли он себя. Или же продюсер просто ставит меня перед фактом: такой-то проект, такие-то даты, начинаем работать. Я начинаю выстраивать уникальную пиар-программу, которая годится именно для этого проекта. То есть я понимаю очень четко, что вот эти действия приведут к желаемому результату, а эти будут пустой тратой времени и денег.

- А продюсер может влиять на выбор пиар-программы?

- Как правило, просто не хочет. Он доверяет мне, понимая, что это моя профессия и если я что-то сделаю не так, клиент просто не вернется ко мне. И тот факт, что 90% наших клиентов – это наши бывшие клиенты или те, кому они нас порекомендовали, являются лучшим комплиментом для меня как для пиар-специалиста.

- А по каким критериям оценивают успешную работу пиар-специалиста?

- Охват и эксклюзивность. Вопрос в том, можешь ли ты сделать так, чтобы о проекте говорили все, кому это может быть интересно, и при этом сами искали бы информацию или с удовольствием принимали бы то, что ты им даешь. При всей простоте, что называется, можете – сделайте. Я постоянно думаю, что еще можно придумать, как привлечь внимание уважаемой публики. Публика в Израиле именно такая. Крайне нетривиальная задача подать информацию интересно всем. И так, чтобы не вызвать ощущение назойливости, а наоборот, сделать так, чтобы человек подумал: “Ой, я не могу это пропустить, я хочу билет. Сейчас!”

- Насколько я знаю, ты не только культурными проектами занимаешься. Среди твоих клиентов есть и магазин женского белья “Алиса”, и рестораны, и салоны красоты.

- Я изначально не хотела заниматься исключительно культурными проектами. Хотелось более социально направленной деятельности. Однако получилось так, что ко мне обратился один продюсер, второй, третий… Но я не хочу ограничивать себя только культурой. Ко мне обращаются и магазины, и косметические бренды, и рестораны. Я была приятно удивлена, когда трое представителей трех разных направлений обратились ко мне и сказали, не сговариваясь, одно и то же: “Мы хотим нового взгляда, другого подхода. Мы хотим свежей крови!”.

- Ну да, я видела презентации некоторых проектов твоих – выглядит не просто вкусно и маняще, это действительно ново и свежо. А можно ли научиться пиару?

- Я уверена, что нельзя. В рамках своей университетской учебы в серьезном университете на серьезном факультете я прослушала курс по пиару и коммуникациям и отлично его сдала. Эти знания помогли мне на ноль целых ноль десятых. Всему что умею, я научилась сама, благодаря сайту, журналистике и, надеюсь, природным данным.

- А какие качества отличают хорошего пиарщика?

- Я думаю, гибким характером и дипломатическими навыками. Пиарщик должен найти подход ко всем – к журналистам, к продюсерам, к героям, к техническому персоналу, к администрации. Иногда к концу дня я сижу и понимаю, что голова идет кругом. И счастье, что такое состояние, а-ля “выжатый лимон” мне очень, дико, страшно нравится.

- Что ты чувствуешь в начале проекта и в конце?

- В начале я чувствую эйфорию и потираю ладошки. Это вот состояние “ага, мы сейчас кааааак сделаем все идеально!” Много всяких идей сразу, мысли, азарт. К середине проекта приходит удовлетворение, но очень легкое и осторожное. К концу я умираю от усталости, но за такое состояние можно душу дьяволу продать. Я смотрю на все, что сделала и думаю: “Вау! У нас получилось!” И особенно приятно, когда видишь материальные подкрепления: например, билеты были распроданы за неделю до концерта, а тебе говорят, что узнали о проекте благодаря твоей работе. Или что на презентации нового магазина куча новых клиентов, и они говорят, что пришли, потому что наткнулись на твои материалы. Это непередаваемо, и это стоит того, чтобы работать усердно днем и ночью.

- Ощущение, что вы такое успешное агентство, что вы клиентов не ищете, они сами вас находят!

- (смеется) Нет, не совсем. Конечно, сарафанное радио в отношении нас отлично сработало, и мы очень рады, что многие наши клиенты появились благодаря рекомендациям других наших клиентов, а потом стали нашими друзьями и клиентами других проектах, а потом уже и сами нас стали рекомендовать. Но мы всегда в поиске новых проектов, и кто бы ни обратился, всегда будем готовы подобрать и подходящий формат, и правильное ценовое предложение.

- И как ты совмещаешь такую насыщенную работу с домом, мужем и дочерью?

- Честно – сложно. Мы с мужем много работаем, поэтому мы сразу решили, что суббота – это день для семьи. Это единственный день, когда мы можем побыть всем вместе. Поэтому, каких бы дел у нас ни оставалось на конец недели, в субботу мы собираемся, едем куда-то, выбираемся на пикники, общаемся, фотографируемся. Это только наш день. И как бы мы оба ни любили свою работу, в субботу все незыблемо: только наша семья.

- Они поддерживают тебя в работе?

- Да, конечно. Но они поддерживают не только словами или делами. Я смотрю на них и понимаю, что это смысл моей жизни. И они придают мне столько сил, что уходят все страхи, вся нерешительность, появляется куча новых идей, планов, стратегий. И еще понимаю, что в том, что я и мое агентство растем каждый день, огромная заслуга моей семьи и моего партнера по сайту Льва Вайнберга, их поддержки и веры в меня. А значит, у меня только одна дорога – вперед, к новым горизонтам, новым клиентам, новым проектам, идеям, мыслям. И возложенное на меня звание “нового взгляда” и “свежей крови”.

Источник:    alat.zahav.ru

Обсудить

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

© 2006 - 2017 4women.gid.co.il.